Х

ПЕТРОВСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ

   Несколько лет назад прошла реорганизация дипломатической службы. Изменились не только кадры, но и сама цель дипломатии, внешнеполитическая доктрина, ориентиры. Россия как почти три столетья назад, вновь перевернула устоявшийся международный порядок. Но если в конце XVII — начале XVIII века зарождалось то, что позже получило название имперской политики, то сейчас идут обратные процессы. Дипломатическая служба как государственный институт со своими постоянными представителями за границей возникла в петровское время. Первоначально Петр I по инерции продолжает считать приоритетом своей политики южное направление. Но если его предшественники преследовали цели оборонного характера и пассивный выход к Черному морю, то Петр вносит новый элемент: он стремится добиться свободного плавания по Черному морю для русского флота, одновременно создавая его. Как ни парадоксально, но оторванность России от морей, в том числе шведский контроль над прибалтийскими землями, послужил защитным барьером от возможной экономической экспансии морских держав.
   Петр во что бы то ни стало стремился ввести Россию в лоно большой европейской политики. Поиски и создание союзов становятся одной из важных задач, особенно в период подготовки к Северной войне. 22 октября в доме датского резидента Бутената Петр в тайне от своих министров встретился с датским посланником Гейнсом. Далее их переговоры продолжались в Воронеже. Причем Петр строго предупреждал, чтобы переговоры велись только с ним лично. По этому поводу М. М. Богословский замечает: «Царь хочет вести и ведет внешнюю политику лично, окутывая её строжайшей тайной, непроницаемой даже для руководителей его собственного дипломатического ведомства».
    Не сразу складывался новый взгляд на дипломатию. Например, мотивы, выдвинутые Россией при объявлении войны Швеции, были составлены в стиле старомосковской дипломатии: «... за обиду, нанесенную царскому величеству в Риге в 1697 году». Обида состояла в том, что уряднику Петру Михайлову не был разрешен осмотр крепостных сооружений Риги (официально царь никогда не посещал Ригу). О праве России вернуть свои исконные земли в этой мотивировке даже не упоминалось. Уже позднее в разгар Северной войны Петр дал указание Шафирову подготовить обоснования для начала войны. Выходя на европейскую политическую арену, Петр во многом оставался рыцарем даже в этой сфере. «Узнав о вступлении России в войну, Карл XII приказал арестовать посла царя Хилкова, его сотрудников, слуг и русских коммерсантов, находившися в Швеции. Петр, наоборот, разрешил шведам беспрепятственно покинуть Россию».
      В период военного времени продолжал действовать и развивался институт постоянных представительств. А. А. Матвеев в Гааге (он же следил за событиями в Англии), П. А. Голицин в Вене, Г. Ф. Долгорукий в Варшаве, П. А. Толстой в Константинополе, А. Я. Хилков в Стокгольме (в тюрьме), П. А. Постников в Париже (неофициально). Возглавил русскую дипломатическую службу Ф. А. Головин, а позже Г. И. Головкин. «Вообще, Петр не любил обременять карманы своих дипломатов лишними деньгами». Так А. А. Матвеев получал жалование 15000 гульденов в год, а расходы составляли 27193 гульденов. Недостающие средства Матвеев покрывал за счет собственных доходов с имения. В аналогичном положении находились и другие посланники. П. А. Голицин в Вене жаловался на отсутствие денег, которые были важным дипломатическим орудием в отношениях с продажными придворными: «Люди здешние вам известны, не так мужья, как жены министров бесстыдно берут. Все здесь дарят разными вещами, один только я ласковыми речами». Взяточничество как орудие дипломатии было широко распространено в Европе. В связи с этим взятка, предложенная русским правительством герцогу Мальборо, не смотря на её грандиозность, вещь вполне обычная. Добиваясь содействия Англии при заключении мира со Швецией, Россия предложила Мальборо (уже получавшему деньги из Стокгольма) 200 тыс ефимков и княжество в России: Киевское, Владимирское или Сибирское. Правда, дело это не получилось, и Мальборо не удалось стать русским князем.
    В трудных условиях Петр стремился всячески усовершенствовать свою дипломатию. Это требовало знания международной ситуации, владения иностранными языками. Подготовленных для такой работы русских людей не хватало, поэтому на дипломатическую службу нередко привлекались иностранцы. Почти во всех случаях это давало противоречивые результаты. Постепенно дипломатия становится хорошо действующей составной частью меанизма абсолютистского государства, создаваемого Петром. В некоторы ситуациях российская дипломатия поднималась до уровня высокой политики, которая ориентировалась на постоянные государственные интересы, на дальний прицел. Так, после вынужденного «предательства» союзников, заключивших мир со Швецией, Россия не прервала с ними отношения. Это позволило в последующем возобновить антишведский союз. Интересна в связи с этим история с царской шпагой. Заключая союз с Польшей, Петр подарил королю Августу свою шпагу. Август же, вынужденный подписать унизительный мир со Швецией, передал эту шпагу Карлу XII. Во время Полтавской баталии шпага как трофей вновь досталась Петру. Возобновляя антишведский союз, Петр вторично,- в воспитательных целях, - вручает эту шпагу Августу. На заключительном этапе Северной войны Россия все чаще прибегает к стратегии непрямых действий. Это обращение к посредникам, заключение союзов, иногда очень сомнительных, продвижение к цели долгими окольными путями. После длительного перерыва Россия возобновляет традицию заключения династийных браков. Возможно, все это попытки проникновения в «общеевропейский дом».
    Но при этом «вся внешняя политика Петра подчинялась внутренним задачам по преобразованию России». По мнению Вольтера, «Петр... знал, что дипломатические переговоры, притязания государей, и союзы, и дружба, и подозрения, и неприязнь подвержены почти каждодневным изменениям и что от самых мощных политических усилий зачастую не остается ровно никакого следа. Одна хорошо оборудованная фабрика приносит государству иной раз больше пользы, чем двадцать договоров».

Наталья СОКОЛОВА
по материалам исторических публикаций
(газета «С утра до вечера. Сегодня» 28 апреля 1993 года №68 (152))