Х

ПРОЩАЙТЕ, НОЖИ, ЛОПАТЫ И КИСТОЧКИ?!

   Петербургское отделение Института археологии АН РФ переживает сейчас нелегкие времена. Совсем недавно начало нового полевого сезона ученые ожидали с нетерпением, разрабатывали планы новых раскопок, готовили упаковочный материал для ценных находок, закупали лопаты, ножи, кисточки, чтобы извлекать на свет божий из глубины веков свидетельства былого. В настоящее время резкое сокращение финансирования привело к тому, что в 1992 году на отдел в среднем пришлось всего по одной экспедиции.
   Заведующий отделом палеолита (одного из крупнейших в институте) старший научный сотрудник, кандидат исторических наук Николай Дмитриевич Праслов не скрывал свою обеспокоенность тем положением, в которое попала академическая наука (археология в частности). Обычно отдел проводил 14-18 экспедиций, прошлым летом состоялось всего три: Костенковская, Северо-Кавказская и Авдеевская. Совсем невесело стало, когда выяснилось, что даже из этих трех экспедиций ни одна не финансировалась институтом. Работы на знаменитом во всем мире памятнике Костенки проводились за счет средств местного музея. Северо-Кавказскую экспедицию финансировал отдел культуры Краснодара. А энергичный и обаятельный Г. П. Григорьев работал в Авдеево за счет американских коллег. Болше всего повезло в минувший сезон отделу античной археологии. Благодаря спонсорской поддержке ТОО «Пеликан» и лично М. Р. Давыдову, кстати, в прошлом студенту кафедры Древней Греции и Рима, отделу удалось организовать и провести шесть экспедиций. Для этих целей ТОО «Пеликан» выделило 1 млн 171 тыс рублей (без НДС) и две машины на полный полевой сезон. Как рассказал научный сотрудник отдела В. А. Горончаровский, ТОО «Пеликан» и в дальнейшем собирается сотрудничать с отделом античной археологии. Может найдутся ещё фирмы, готовые оказать помощь в проведении экспедиций?
   С коммерциализацией полиграфической базы сложнейшей проблемой становятся научные публикации, что так же расцвету наук не способствует. Полная свобода выезда за рубеж на научные конференции компенсируется таким же полным отсутствием денег. Поэтому наши ученые могут принимать участие в международных встречах лишь за счет своих иностранных коллег. Не очень приятно, не правда ли?
Непосредственно археологов касается и вопрос о частной собственности на землю. Существует закон о том, что памятники истории и культуры не подлежат приватизации. Но как, например, решится судьба памятника, который будет найден на территории уже частного землевладения?
   Выжить и сохранить высокий уровень — такая задача стоит перед археологией сегодня.
Заканчивая наш разговор, Н. Д. Праслов невесело заметил, что в любом другом институте России положение дел такое же тяжелое, как и в институте археологии.

Наталья СОКОЛОВА
(газета «С утра до вечера. Сегодня» 1 марта 1993 г.)