Х

РОМАНТИК ОДИНОКИЙ ВОЛК И ДОБРЯК МЕДВЕЖЬЯ ЛАПА

    В вигваме было темно. Пар, наполненный ароматом лесных трав, поднимался от раскаленных камней. Лица, набившихся в вигвам людей, были почти не различимы. Звучала ритуальная песня на языке индейцев «лакота».
Шел обряд очищения паром. Мудры были индейцы: на долгих, холодных перехода нет ничего лучше такой ритуальной бани — здоровью польза, душе успокоение. Оставив зависть и суетность, выходили люди из обрядового вигвама, расходились по своим делам, по своим типи (индейское жилище, летний вигвам).
Каждый год в начале июля под Петербургом собираются индеанисты со всего бывшего Союза: из Новосибирска и Москвы, из Крыма, с Алтая... Недалеко от станции Толмочево вырастает целый индейский поселок. Окутанный романтическим ореолом Одинокий Волк, спокойный и доброжелательный Медвежья Лапа, предприимчивая и деловая Чайка. Многие индеанисты в национальных костюмах: от великолепного головного убора до макасин — это настоящие произведения искусства. Узоры из бисера выдержаны в традициях определенных племен: шайенов, ирокезов, апачи.
    Движение индеанистов зародилось в 70-е годы. На мой взгляд, оно никогда не было однородным, были здесь романтики, читавшие запоем Купера; политики, поддерживающие индейское движение; философы; мистики. В 1982 году в Ленинграде, где индеанистов около 150 человек, был организован клуб «Алькатрас», который просуществовал 10 лет. В прошлом году алькатрасовцы лишились своего последнего пристанища в подростковом клубе «Звездный».
    Среди индеанистов люди разных профессий и возрастов. Младшие ещё учатся в школе, а «старикам» далеко за тридцать. Есть и фанатики, которым хочется переделать весь мир по своему образу и подобию. Наверное, это единственное движение, где нет организационных структур. Все отношения поддерживаются только личной дружбой, увлеченностью, авторитетом и традициями. Почти все индеанисты умелые мастера. Украшения из бисера, расшитые костюмы, искусно сделанные предметы культа и быта индейцев, оружие - все они могут украсить самые авторитетные музейные фонды. Большим спросом пользуются ковбойские сапоги и седла Мато Нажина. Изделия из биссера Большого Бобра хорошо известны в США.
    Опытные индеанисты, как правило, владеют английским языком и некоторыми диалектами североамерикански племен, а по накопленным ими материалам, думаю, можно защитить не одну диссертацию. Утренняя Звезда как-то сказала мне, что в каждой стране есть белые и индейцы. Это два различных взгляда на жизнь, на место человека в природе. Не потому ли ещё в 80-е годы некоторые индеанисты устраивались на работу в лесничества, уезжали жить в глухие деревни.
   В последние годы деятельность индеанистов стала более разносторонней, менее замкнутой.  Они посетили своих друзей - индеанистов Германии, были в США, сами принимали гостей. Собрано много новых книг и видеофильмов, посвященных не только индейцам, но и жизни Дикого Запада в целом. Появились заокеанские трофеи. Мне, например, понравилось индейское одеяло знаменитой компании Гудзонова залива. С таким одеялом можно пережить любые капризы нашего отопительного сезона.
   В отичие от многих недавно возникших клубов и движений (военно-исторических, религиозных), индеанисты ведут себя более сдержано, спокойно, не устраивают пикетов, не расхаживают по городу в костюмах. Лет 15 назад, когда было не принято выделяться из общей массы, на индеанистов смотрели как на возмутителей спокойствия. Но времена и взгляды меняются, стало ясно, что все мы разные и каждый идет к познанию себя своим путем. Наступит лето и около станции Толмочево вновь вырастет индейский поселок.

Наталья СОКОЛОВА
(газета «С утра до вечера. Сегодня» 1993 год)