Х

Я — БЕЗ РАБОТЫ

-   Мня сократили, уволили. Я безработный/ая/. Что делать? Как жить? А главное, на что?
Люди, обращающиеся в центры по труду и занятости, по-разному смотрят на поиск работы и на своё участие в этом поиске. Одни согласны трудиться только по специальности с сохранением своего профессионального статуса. Другим хочется, чтобы работа нравилась и неплохо оплачивалась. Третьем всё равно, что делать, лишь бы платили. Четвертые согласны хоть на какую-нибудь работу, необязательно по специальности. Пятые надеются устроиться после переобучения. Можно выделить «профессиональных безработных», которые или не хотят приложить даже минимум усилий для своего трудоустройства, или просто не могут ужиться ни на одном месте.
   Более всего переживают женщины среднего возраста, особенно с инженерным образованием, и молодежь 16-18 лет. Первым сейчас сложно найти работу в связи с сокращением инженерных должностей, вторым — из-за низкой квалификации (желающих брать учеников на производство сейчас нет).
Но, как показали беседы с людьми, пришедшими в центр занятости, решающую роль в поиске работы играют не возраст и профессия, а собственный настрой, способности и энергия.
    Женщина 46 лет работала в проектном институте инженером I категории, неплохо зарабатывала. В феврале сократили. «Спешить с устройством на работу не буду. Муж неплохо получает. Если найти работу, то чтобы нравилась и зарплата приличная была. В перспективе мне уже предложили работу по специальности, но пока там идет реорганизация. Покупаю «Биржу труда». Много требуется секретарей-референтов. Мысли на этот счет есть, но окончательного решения нет. Недавно закончила курсы немецкого языка. Свою работу я знаю, хочется попробовать что-то современное, новое».
   Кто-то может сказать, что моя собеседница может себе позволить такие рассуждения, если у нее обеспеченная семья и высокий образовательный уровень. Но вот другая женщина, не обремененная высшим образованием, одна воспитывающая ребенка. Она тоже уверена в себе: «Работу уборщицы потеряла месяц назад. Пособия пока не получала. Хочу побыстрее устроиться, ведь надо на что-то жить. Страха я не испытываю, знаю, что работу найду. Я человек активный, уже самостоятельно в несколько учреждений заходила, спрашивала. Одно место нашла — в киоске книги прдавать, но там надо подождать, пока освободится. Здесь мне предложили работу завхоза, но я опоздала. Если предложат еще что-то подходящее, сразу соглашусь. Если ничего не найдется, буду работать с книгами».
    Мужчины любого возраста чувствуют себя более уверенно, перебирают предложенные варианты, но менее охотно соглашаются на переквалификацию. Мужчина средни лет: «Работал главным инженером в сфере общественного питания. Сейчас общепит интенсивно приватизируется. Искать работу в этой системе бесполезно. Но я знаю административную работу, снабжение, техническое обеспечение, так что работу в конце концов найду. На удой конец переквалифицируюсь, хоть возраст уже не тот». Один молодой инженер ищет работу только по специальности. Другому мужчине сразу предложили работу по специальности, но он отказался — далеко от дома.
    У нас, к сожалению, больше пугают безработицей, чем учат, как с ней бороться. Курсов переподготовки кадров в Петербурге много. Этим занимаются вузы, ПТУ, кооперативы, различные фирмы. Есть курсы при комитетах мэрии. На курсах, действующих при комитете по культуре, готовят маркетологов, организаторов рекламного дела, секретарей-референтов и т. д. Сюда в основном приходят люди с высшим образованием. Руководители курсов отмечают, что женщины заботятся о переобучении заранее и к учебе относятся добросовестно. Некоторые из них после курсов открыли свои фирмы.
    Нас учили выбирать профессию по зову сердца. Учили, что деньги - не главное, а главное, чтобы работа приносила радость. Той свободы выбора, к которой мы привыкли, сейчас нет. Раньше работу выбирали по своему желанию, сейчас — по имеющимся вакансиям.

Наталья СОКОЛОВА
(газета «С утра до вечера. Сегодня» 5 апреля 1993г.)