Х
2000-е «Петербургский Час Пик»

Алексей Мордашов: У нас нормальный капитализм

Генеральный директор ОАО «Северсталь» Алексей Мордашев, один из немногих представителей деловых кругов Северо-Запада, которого называют олигархом. Сейчас ему 35 лет и уже почти пять лет он возглавляет крупнейшее в России металлургическое предприятие. С отличием закончил Ленинградский инженерно-экономический институт, учился в Австрии и Великобритании. Лауреат Всероссийских конкурсов «Карьера-96» и «Директор года-97». По итогам 1998 года удостоен награды «CEO», в декабре 2000 года назван лучшим предпринимателем года на Всероссийском конкурсе «Лучшее предприятие РФ».  Алексей Мордашов является сопредседателем секции «Металлургия, сталелитейная промышленность, строительство и строительные материалы» Круглого стола промышленников РФ и ЕЭС, членом общественного совета по реформированию предприятий при правительстве РФ и членом Президиума РСПП.  Сегодня Алексей Мордашев гость «ПЧП».

- По прогнозам специалистов, в 2001 году произойдет снижение мировых цен на продукцию черной металлургии. Как это может отразиться на экономике отрасли в целом и «Северстали» в частности?
- Развитие отрасли носит циклический характер, для нее характерны подъемы и спады. В 1999 и первой половине 2000 года наблюдался рост цен на продукцию металлургии, в будущем году ожидается падение цен, а в 2002 году может начатся новый подъем цен. В будущем году  отрасль ожидают трудности, низкорентабельные предприятия будут терпеть убытки. Что касается «Северстали», то наша рентабельность снизится, однако больших катастроф не произойдет. Конечно, нам придется снизить инвестиционную активность. Экономическая ситуация на предприятии будет более напряженной, но, в общем, все будет нормально.
- На фоне того, что в США и Западной Европе происходят объединения крупных металлургических компаний, создаются мощные концерны, не возникает ли у российских металлургов желания объединиться?
- Идея такая есть, но пока предпосылок для ее реализации не особо много.  Крупные иностранные компании, несомненно, затруднят российским металлургам выход на международный рынок, снизят наши конкурентные возможности. Было бы совсем неплохо, если бы в России появились 2-3 крупнейшие компании, но объединить все - было бы ошибкой.  Процессы интеграции происходят, но для объединения у нас существует очень много препятствий, многие из них носят субъективный характер. Одним из таких препятствий является менталитет менеджеров и собственников.  
- Как Вы оцениваете место и роль металлургической отрасли в экономике России, может ли металлургия стать локомотивом, который вытянет за собой другие отрасли промышленности?
- С одной стороны наша продукция является сырьем для машиностроения и чем меньше ее себестоимость, ее цена, тем  активнее развивается машиностроение, а значит и все другие отрасли. С другой стороны - и это, пожалуй, наиболее важно - средства, накопленные в металлургии, могут служить  инвестициями в другие отрасли. Что сейчас, собственно говоря, и происодит. В этом плане значение металлургии несомненно велико.
- В последнее время многие крупные компании попали под бдительное око прокуратуры.  Следственные действия в отношении «Норильскго никеля»  некоторые представители СМИ уже оценили как начало большого прокурорского «наезда» на металлургическую отрасль с целью ее ревизии.  Согласны ли Вы  с этим утверждением?
- Мне не кажется, что речь идет о тотальных проверках отраслей в целом. Есть конкретные предприятия, есть конкретные нарушения. «Северсталь» проверяли и проверяют регулярно. На мой взгляд, рано и неуместно делать обобщения.
- В каких направлениях будет развиваться ОАО «Северсталь» и холдинг в целом?
- Сейчас в холдинг водит более 100 предприятий, от горнодобывающих до машиностроительных, а так же транспортные, строительные, страховые, банковские структуры. По объему реализации продукции мы занимаем 14 место среди крупнейших российских компаний. С 97 года  мы начали реализовывать на заводе шесть программ, направленных на повышение эффективности производства. В сбытовой политике мы стремимся уйти от посредников, создать собственную сбытовую сеть в России и за границей и осуществлять поставки прямым покупателям. Сейчас у нас только 15% продукции продается за границей по тендерному принципу, остальное поступает целевым клиентам.  Пытаемся оптимизировать систему закупок, рассматриваем возможность создания закупочной биржи через интернет. Основным нашим поставщиком угля является «Воркутауголь», основными поставщиками топлива – «ТНК» и «Сургутнефтегаз».
Другие программы посвящены организационно-тенической и организационно-экономической стороне производства.  Целая подпрограмма нацелена на минимизацию издержек, определению мест их возникновения. В будущем году мы собираемся закрыть устаревшее уже мартеновское производство, при этом уже сейчас увеличиваем производство конвертерной стали,   а еще через год  ликвидируем обжимной цех. Завершаем процесс реструктуризации: выделили из структуры завода ряд дочерних предприятий, передали городу жилой фонд. Учреждения культуры и спорта решили оставить на балансе предприятия.
Пытаемся изменить отношение людей к делу. К сожалению, сегодня не редко циничное отношение к работе.  Никто не задумывается, зачем он пришел на работу – что-то делает, что-то пишет – и все. Цели нет. Да, и система управления настолько громоздкая, что информация пока идет по этой цепочке неоднократно искажается.  Мы насчитали 21 уровень управления и сейчас с ними активно боремся и безжалостно сокращаем.   На наш взгляд, неободимо правильно и четко поставить цель перед каждым работником, стимулировать творческую инициативу. Победят те предприятия, которые смогут создать условия для реализации творческого потенциала работников. Это мы и пытаемся делать. 
Согласно стратегическому плану успех предприятия будет зависеть от того сумеем ли мы перейти на производство продукции с высокой добавочной  стоимостью. Во всем мире сталелитейное производство – умирающий, неперспективный бизнес. Мы стремимся снизить риски, отсюда и наше стремление приобрести машиностроительные предприятия, предприятия выпускающие готовую продукцию. В сентябре этого года мы приобрели 44,3% акций АО «Холдинговая компания «Коломенский завод», предприятия, производящего тепловозы, дизели и дизель-генераторы. В октябре наша дочерняя компания ЗАО «Северсталь-инвест» стала крупным акционером Ульяновского автозавода.  Опыт реализации на «Северстали» шести программ, мы собираемся распространить на все предприятия холдинга.
- Каковы планы олдинга в отношении УАЗа , в отношении приобретенного у «Ижорски заводов» прокатного стана «5000» и «Ижорского трубного завода»?
- Мы выкупили у «Ижорских заводов» их долю (в виде цеха № 63) в уставном капитале ЗАО «ИТЗ» и сейчас совместно с другим акционером – немецкой компанией «Европайп» начинаем первый этап строительства. Сейчас нам принадлежит 49% акций, немцам – 51%.  Через несколько лет, когда мы расплатимся по кредиту, «Европайп» передаст нам часть акций и контрольный пакет перейдет «Северстали».  Мы и немецкая сторона вкладываем по 1,5 млн. немецки марок. Эти средства пойдут: наша часть - на завершение проекта, на начало строительных работ и изготовление фундамента, средства «Европайпа» – на демонтаж стана ТЭСА 1420 для производства одношовных  труб  большого диаметра, который сейчас наодится в Германии, на его транспортировку и монтаж на территории «Ижорского трубного завода». Ну, а дальше начнем производство труб большого диаметра для «Газпрома». 
Крупнейший в России прокатный стан «5000» уже работает, полученные на нем стальные листы поступают на Выборгский судостроительный завод. Мы рассчитываем к 2004 году закрыть половину потребностей  российских кораблестроителей в судостали. Сейчас наша доля на внутреннем рынке составляет 25%.
Что касается Ульяновского автозавода,  мы планируем увеличить объемы производства в 1,5 -3 раза, увеличить поставки стали на завод.  С 1 ноября мы продаем автомобили только за деньги. К весне будущего года надеемся вывести предприятие на безубыточное производство.  Есть идея создать на базе незагруженных мощностей  прессовое производство, производство штампованных заготовок, комплектующих изделий не только для собственного предприятия, но и для других автомобильных заводов.
В новом году мы не будем делать крупных приобретений, надо разобраться с тем, что имеем. Речь может идти только о небольших предприятиях, обслуживающих автомобилестроение.
- Будет ли «Северсталь» расширять свое присутствие в Петербурге, Ленинградской области, на Северо-Западе?
- Мы не расширяем свое присутствие, мы занимаемся бизнесом, реализуем конкретные проекты. Сегодня в Петербурге для нас главным является организация производства в Колпино на  стане «5000» и «ИТЗ». На Северо-Западе мы сотрудничаем со многими предприятиями, которые являются потребителями нашей продукции. В Ленинградской области это, например, Выборгский судостроительный завод, в Калининграде - судостроительный завод «Янтарь». Сейчас мы рассматриваем возможность участия «Северстали» в строительстве терминала в портовом комплексе Усть-Луга. Проект активно прорабатывается и через несколько месяцев мы примем окончательное решение об объеме нашего участия. Конечно, Северо-Западный регион для «Северстали» является приоритетным и в плане сотрудничества - здесь наодятся самые крупные потребители судовой стали, и в плане географическом.
- В Петербурге очень популярно проведение «круглых столов» на тему честного ведения бизнеса. Однако сами бизнесмены, в том числе иностранные, нередко высказывают мысль, что если выплачивать все налоги и иные выплаты, то от бизнеса ничего не останется. На Ваш взгляд, может ли бизнес в России быть честным? Или это только цель, к которой нужно стремиться?
- Я абсолютно уверен, что честный бизнес в России возможен.  Конечно, бывают моменты, когда мы все немного лукавим, идем на какие-то нарушения. Нужно правильно поставить акценты – почему нарушаем? Какие цели преследуем? Кто хочет - ищет возможности, кто хочет - ищет причины. Заграницу тоже не следует идеализировать, там хватает налоговых преступлений. Действительно честный бизнес в России встречает массу сложностей. Существует тема уменьшения или увеличения количества препятствий для честного ведения бизнеса. Трудно быть честным, когда  на каждом шагу возникает много-много различных препон. С другой стороны, эти препятствия рассчитаны на тех, кто нечестно живет, но им-то, как раз  все равно.  Такие проблемы существуют, они существуют во всем мире. Однако  это не означает, что, если для ведения честного бизнеса есть какие-то препоны, то значит нужно вести нечестный бизнес. Надо сокращать количество препон путем совершенствования  законов.
- Что бы Вам отелось изменить в области таможенной, налоговой и тарифной политики?
- Ну, например, мы хотим импортировать оборудование - согласно пункту о возврате валютной выручки поставка оборудования должна  быть осуществлена в течении 90 дней. Однако  поставка оборудования процедура длительная, у нас по одному контракту оборудование поставлялось на завод  в течение полутора лет, а, значит, пришлось просить специальное разрешение на превышение сроков поставки.  Получить это разрешение не так просто. С чем это связано – не знаю. То есть действуют правила, которые затрудняют нормальную хозяйственную деятельность.  Порядок исчисления налоговых баз ужасен. При взимании налога на прибыль не учитывается инфляция. Для того, что бы утвердить бизнес-план по «ИТЗ» понадобилось 42 подписи.
Как формируются сегодня тарифы на электроэнергию, нас тоже не устраивает. Особенно это относится к проблеме перекрестного субсидирования, в результате чего себестоимость  электроэнергии для предприятий получается  гораздо ниже, чем для населения, а цена выше. Железнодорожные тарифы колоссальные, в результате чего грузовые перевозки остаются высокорентабельными и за счет них МПС окупает убыточные пассажирские перевозки. Неободимо систематизировать процесс формирования тарифов и сами тарифы, ликвидировать перекрестное субсидирование.
- Вы лично являетесь крупным акционером предприятия, контрольный пакет «Северстали» наодится в руках менеджмента.  Кто, по-вашему, более эффективно может управлять предприятием менеджер или собственник – наемный работник или владелец акций?
- Здесь нельзя давать однозначного ответа. И наемный работник, если он талантливый менеджер, может успешно управлять компанией и акционер, если он опять же талантливый специалист, так же может успешно руководить предприятием. В одном я уверен, надо четко разделять задачу собственников и задачу менеджеров – менеджер управляет, собственник контролирует. Хотя иногда получается, что они друг другу мешают. Нам очень важно освоить и принять акционерную культуру. Акционер это на долго, на всегда, менеджером человек является ограниченный период времени. Он должен быть готов предать управление своему приемнику.
- У Вас на предприятии существует целая программа, посвященная кадровой политике. Одним из ее пунктов является создание резерва управленцев, то есть людей, которые в будущем  станут приемниками сегодняшних менеджеров. У Вас у самого есть приемник, например, на тот случай если Вас призовут работать в правительство?
- Пока реально я не могу сказать, что он есть, но подготовка идет. Что касается правительства я не думаю, что может последовать такое предложение это во-первых, а во-вторых, я не ощущаю себя готовым заняться этой деятельностью, это совсем другая работа. Конечно, свято место пусто не бывает, и если я по какой-то причине уйду, такой человек найдется. Но сейчас у меня нет ощущения, что такой человек уже есть, но еще раз повторяю, со временем он обязательно найдется.
- На мой взгляд на «Северстали» переплелись признаки капитализма и социализма. С одной стороны - погоня за прибылью, рентабельностью, с другой – спортивные секции в цеах, рационализаторские предложения, плавки поколений, подростковые клубы. Вы сами, выступая перед журналистами, сообщили, что наряду с молодыми управленцами, получившими как и Вы образование за границей, у Вас в заместителях есть бывшие секретари горкомов и обкомов партии. Как Вы сами оцениваете ситуацию?
- У нас нормальный капитализм, а нормальный капиталист заботиться о своих рабочих. Капиталист тоже полезное животное. Конечно есть и не полезные, но это уже другой разговор. Если у нас есть деньги, мы стараемся делать что-то полезное для всех.  За 9 месяцев этого года ОАО «Северсталь» заплатило в бюджеты все уровней около 6 млрд. рублей. Налоговые поступления от предприятия составляют 80% доходной части бюджета Вологодской области.

Беседовала Наталья Соколова